«Отец всегда в моей памяти. Иногда будто чувствую его присутствие. Когда в чем-то сомневаюсь, смотрю на фотографию, что висит напротив моего стола, и думаю: а как бы он поступил?» – признается Сергей Кремко, председатель Производственного кооператива имени В. И. КРЕМКО. С сыном Героя Беларуси мы вспомнили о непростом характере и неимоверном трудоголизме Виталия Ильича, поностальгировали по самому вкусному хлебу – тому самому, из детства – и выяснили, почему, когда работаешь на земле, не стоит мечтать о графике с 08:00 до 17:00.
Сергей Кремко
– Сергей Витальевич, вы руководите хозяйством 15 лет – сменили в этой должности своего отца. Вас наверняка сравнивали (и допускаю, что продолжают сравнивать) с ним. Можно ли к этому привыкнуть? Все-таки вы состоявшийся руководитель…
– Когда я пришел в хозяйство, а потом его возглавил, меня с отцом сравнивали часто. Сейчас тоже бывает, но реже. Иногда от случая к случаю слышу: вот ты как отец. Но это не может надоесть или как-то задеть. Это нормально. Да и на кого мне быть похожим, если не на отца?! Когда мне говорят, что я похож на него, значит, о нем помнят. А это дорогого стоит.
– Вам довелось руководить своим отцом, в то время уже Героем Беларуси. Каково это?
– Думаю, отец видел меня на своем месте. Просто не говорил, а постоянно учил. Я работал агрономом-агрохимиком, главным агрономом, одним из его заместителей. У папы стало подводить здоровье: перенес два инфаркта, постоянные больницы… Тогда и пришлось его заменить. Главная сложность заключалась в том, чтобы каждому из нас понять и принять свои новые роли. Отцу, возможно, было нелегко первое время. Но в итоге он свыкся с ролью моего помощника. Поддерживал, помогал. Всегда давал совет. Если я в чем-то сомневался, брал этот вопрос на себя и решал его. У меня было мало управленческого опыта. Знаете, можно представлять себя руководителем предприятия, воображать, что бы ты сделал, оказавшись в этом кресле, но, когда оказываешься в нем не в мыслях, а в реальности, многое начинаешь понимать и воспринимать иначе. Вот и мне нужно было все досконально изучить.
– Наверное, вы так же относитесь к работе?
– У меня, скорее всего, на генном уровне заложено переживать за свое дело. И в выходные на работе, и ночью иногда приходится. Да и я понимаю всю ответственность. Перед отцом, перед семьей, перед самим собой в конце концов. Нужно соответствовать: предприятие носит нашу фамилию.
– В отличие от вас с братьями внуки Виталия Ильича не выбрали сельское хозяйство. Обидно?
– Обидно. Но это их выбор, их путь, главное, чтобы приносили пользу государству. У нас и в мыслях не было наседать на детей, заставлять. Отец нас тоже не принуждал выбирать эту профессию, поступать в сельхозинститут. Почему так вышло? Не знаю, они тоже, как и я, росли на селе, тоже, как и мы с братьями, когда-то катались на отцовском уазике, они тоже ездили со мной. Может, дело в том, что в наши времена выбор профессий был гораздо меньше? Да и нас с братья­ми город не привлекал, хотя Гродно – на машине полчаса.

– В одном из интервью вы сказали, что в кругу семьи как-то Виталий Ильич обратился к сыновьям: «Спасибо, дети, что не принесли мне хлопот». А за что бы вы сказали отцу спасибо?
– За все. Он передал мне свой бесценный опыт, правильное отношение к делу, к людям.
– И характер передал…
– Опять же, не мне судить. Но гены пальцем не задавишь, правда. Я, наверное, более открытый, чем отец, часто откровенничаю. Иногда потом думаю: может, не стоило?! Но нас так воспитал отец: с людьми нужно откро­венно, глаза в глаза. А еще воспитал в нас здравое чувство ответственности. У многих оно сегодня отсут­ствует, особенно у молодых. Приходят в хозяйство и говорят: хочу два выходных в неделю и работать с 8 до 17 часов. Но так не бывает. Я им (и даже иногда на совещаниях уже опытным сотрудникам) отвечаю: если кто-то придумает, как возможно наше предприятие «впихнуть» в такой график, поставлю памятник. Но это нереально, повторюсь. Как можно организовать животноводство, чтобы работало оно восемь часов в день? Кормить, поить, убирать… В растение­водстве, посмотрите, уборка, посев… Специфика работы у нас такая. На селе по-другому не бывает. Думаю, в ближайшее время ничего не изменится. В хозяйстве хорошая техническая вооруженность, но, чтобы достичь желаемого результата, нужно постоянно совершенствоваться. А также ответственно относиться к работе и любить свое дело.
– Помните, как отец получил Звезду Героя?
– Это было событие и в семье, и в хозяйстве! Отец считал, что это заслуга всего коллектива. А у нас никогда не возникало вопроса, достоин он или нет. Мы видели, как он трудится, какие результаты показывает предприятие. Отец отработал здесь до получения этой высокой награды почти 20 лет. И то, что было в 1984-м, а что стало в 2001-м, – небо и земля. Отца очень уважают в Квасовке, вспо­минают только добрым словом. Все, что создано в агрогородке (основные блага для людей), – это его рук дело. У него был такой соревновательный характер. Нужно сделать не хуже, чем есть где-то. К примеру, здесь была примитивная амбулатория – он создал более усовершен­ствованную и передал государству, школу старую модернизировал, жиль­я много было построено, торговый центр, сад заложен… Можно долго продолжать этот список. Он организовал свой асфальтный завод. Не удивляйтесь. В то время в Вертелишках грузи­ны заканчивали укладывать асфаль­т. Так он их переманил, дал им дом, купил необходимое обору­дование и уложил 101 километр асфальта.

– Сергей Витальевич, спрашиваю как у человека, который вырос на селе, всю жизнь работает на земле: какой хлеб вкуснее? Тот, что покупаете сегодня, или тот, что был у вас на столе лет 20 назад?
– Часто вспоминаю вкус хлеба, того – из детства.
– Кирпичик, наверное?
– Да, правильно подметили. Но и сейчас можно найти хороший хлеб, полки ломятся от изобилия продуктов. Мы о таком и мечтать не могли.
– Что напоминает вам об отце?
– Да все. Мы сейчас с вами – в его кабинете. Напротив моего стола висит папина фотография. Родительский дом, где живет мама, – недалеко от моего дома. Отец всегда в моей памяти. Иногда будто чувствую его присутствие. Когда в чем-то сомневаюсь, смотрю на фотографию и думаю: а как бы он поступил? Мысленно советуюсь с ним. Мой отец – глыба.
ЦИТАТА

Николай Гаврусейко, бывший главный экономист СХКП «Октябрь»:

– Раз в месяц подводили итоги соревнования среди животноводов, да еще после работы. Вот уж Кремко дотошный был. Ездили по каждой ферме, смотрели все закоулочки, потом до 12 ночи итоги подводили. Но для лучших работников никогда денег на премии не жалел. Он говорил мне всегда: «Достойный труд должен и достойно оплачиваться. Люди заслужили, нельзя их обижать. Иначе ничего у нас не получится. Без простых колхозников мы с тобой никто». В конце года на подведение итогов к нам приезжали гости из других колхозов. Интересовались, сколько же мы можем выдать 13-й зарплаты на заработанный рубль. Суммы выходили немалые, все оставались довольны.
(Источник: «Сельская газета», 2017)

НАГРАДЫ И ЗВАНИЯ

Указом Президента № 362 от 30 июня 2001 года за самоотверженный труд, исключительные заслуги в развитии сельскохозяйственного производства председатель сельскохозяйственного коллективного предприятия «Октябрь» Гродненского района Виталий Ильич Кремко удостоен звания «Герой Беларуси»;
Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Беларусь (1996);
награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени (1971, 1981), орденом Ленина (1987), медалью «За доблестный труд» (1970).


ПАМЯТЬ
Виталию Кремко поставлены памятники в агрогородке Квасовка и в Гродно, в этих же населенных пунктах его именем названы улицы.

Виталий Кремко беседует с колхозниками, 1980-е годы
– Мы до этой встречи несколько раз общались по телефону, и у меня сложилось впечатление о вас как о жестком человеке, извините, говорю как есть. Такой кремень! Все верно?
– Вы об этом лучше у людей спросите. Без дисциплины, я уверен, это хозяйство не было бы таким успешным. Да и любое предприятие требует технологической, трудовой и семейной дисциплины. Если в семье плохо – это однозначно скажется на работе. Отец это понимал, а потому много внимания уделял именно людям, тем условиям, в которых они работают и живут. В 1984-м мы переехали в Квасовку из Вертелишек (там Виталий Ильич работал в СПК заместителем Александра Дубко, тоже Героя Беларуси). Хорошо помню, каким был колхоз «Октябрь» (переименован в Про­изводственный кооператив имени В. И. КРЕМКО) в те годы: асфальта в деревне нет, газа тоже нет, социальная сфера никакая. А у отца – огромное желание все изменить, сделать жизнь людей лучше. Ему это удалось. Но какой ценой? Многие называли его трудоголиком, в том числе и в семье. Он был отдан работе.

Александр Лукашенко поздравляет с наградой Героя Беларуси Виталия Кремко (2 июля 2001)
– О Виталии Ильиче многие вспоминают как о строгом руководителе. А вас он чаще хвалил или критиковал, говорил, мол: «Не, сын, так не надо делать»?
– Характер у отца был своеобразный, чего греха таить. Но, когда я стал руководителем, он будто поменялся. Мы постоянно советовались и принимали решения единогласно. Он очень грамотно поступал – никогда в присутствии других людей не критиковал меня. Наедине, да, мог сказать, что с чем-то не согласен. Так делает грамотный руководитель, согласитесь. Помню, он скептически относился к моей идее о цехе по переработке масличных культур. Но я начал его создавать и не ошибся. Сегодня мы имеем востребованное производство.

Отец был очень принципиальным, жестким и сложным, не делил на своих и чужих, а ведь мы с братьями работали под его руководством. И по­лучали за недочеты одинаково. Не терпел лицемерия. Если человек неприятен, мог не пойти с ним на встречу – и точка. Но поступал всегда справедливо. Это редкое качество сейчас, к сожалению.

Если вам понравился проект, расскажите о нем свои друзьям в соцсетях!