Его имя неразрывно связано с историей Белорусского автомобильного завода. Он пришел сюда техником-технологом, а уходил генеральным директором – почти полвека отработал на предприятии. За это время проявил не только талант инженера, но и нетривиальные организаторские способности. О Герое Беларуси, буквально спасшем завод в сложные для промышленности 1990-е и благодаря усилиям которого наши большегрузы узнаваемы во всем мире, мы поговорили с начальником бюро подготовки механо­сборочного производства управления главного технолога БЕЛАЗа Анатолием Гарбаром, который с гордостью называет Павла Мариева своим наставником.
Анатолий Гарбар
– Анатолий Иванович, вы работаете на заводе уже 37 лет… Это реально?
– Ну как видите, и такое бывает. Я пришел на БЕЛАЗ молодым специалистом после окончания Белорусского политехнического института (сейчас Белорусский национальный технический университет. – Прим. «ЗН»). Начинал инженером-технологом. Не скажу, что грезил об этой профессии, но в детстве, когда спрашивали «кем будешь, когда вырастешь», всем говорил, что стану инженером. Наверное, поэтому отчасти за эти годы никогда и не возникало мысли о смене работы. Мне повезло: рядом всегда были талантливые наставники, которые привили любовь к профессии, научили ответственно относиться к своему делу. Среди них и Павел Лукьянович Мариев. К сожалению, мы не так часто пересекались, как хотелось бы. Но постоянно чувствовалась его колоссальная поддержка. Когда я пришел на завод, он трудился главным инженером.
– Как вы познакомились? Какое впечатление будущий Герой Беларуси произвел на вас?
– Мы встретились на одном из совещаний. Не вспомню, какой это был год, может, конец 1985-го. Какое впечатление произвел Павел Лукьянович? Тактичный, технически грамотный человек. Профессионал, одним словом. А еще что подкупало в нем, так это дипломатичность. Он никогда никого не обидел, старался подбирать правильные, нужные в той или иной ситуации слова. Внимательно выслушает, найдет компромисс. Поэтому мы всегда соглашались с его мнением, даже самые ярые оппоненты не выдерживали и сдавались.
– Павел Мариев становится директором БЕЛАЗа в начале 1990-х. Непростые для промышленности годы: повсеместно останавливаются сотни малых и средних предприятий, лихорадит даже гиганты…
– Непростые – это слабо сказано. Мы тогда еле-еле концы с концами сводили. Много полусобранных машин стояло по всему заводу, а если вы бывали у нас, то представляете, какие это территории. Не было двигателей, не хватало комплектующих. Павел Лукьянович тогда сказал: нужно проводить модернизацию. Конечно, реакция у всех была приблизительно такая: вы что, мы не осилим! Как-то он спросил: «Анатолий, какие новые станки можешь предложить, чтобы получить нужный эффект?» Я говорю: «Павел Лукьянович, какие станки, когда у нас денег нет?!» А он отвечает: «Ты технолог, твое дело – предлагать технологии, а деньги будут искать специально обученные люди». В этом весь Мариев. Если нужно было попасть к нему на прием, даже работникам цеха, никогда не возникало сложностей. Он не закрывался от людей, был доступным открытым руководителем. Рабочие с ним в цеху за руку здоровались, общались на равных. По утрам проходил по цехам, знал, что и где, заводчане рассказывали о своих проблемах. Так было заведено, это казалось чем-то обычным. Сейчас таких руководителей мало, согласитесь.
– Анатолий Иванович, вы описываете идеального управленца. Но неужели не попадало ни разу?
– От Павла Лукьяновича никогда, честно. Да, он мог пожурить, сказать: «Анатолий, ты не прав». Но не более, никаких грубых слов и косых взглядов. Корректность и спокойствие всегда были при нем. Вспомнился один случай. Даже когда он уже не был директором, ушел на заслуженный отдых, не переставал интересоваться делами на БЕЛАЗе. Как-то мы решали, какие станки купить, долго дискутировали. Можно было приобрести 20 зубодолбежных или три зубофрезерных для профильного фрезерования. Мариев тогда поверил мне, рядовому инженеру, и мы купили три зубофрезерных для профильного фрезерования. А потом, когда вводили их в эксплуатацию в цеху, мои ребята спрашивают: «Приходил кто-нибудь посмотреть, как станки запускаешь?» Я говорю: «Нет». А они, улыбаясь, в ответ: «Посмотри, кто сзади стоит». Поворачиваюсь, а там Павел Лукьянович… Это оборудование нам тогда очень помогло: раньше мы делали восемь деталей в сутки, а после его установки – 20.
– Звание Герой Беларуси изменило Мариева, на ваш взгляд?
– Думаю, нет. Мне приходилось общаться с ним не только на работе, но и в неформальной обстановке. Он по сей день остается таким же простым, отзывчивым, человечным. Никакого налета звездности, а тем более высокомерности. С ним всегда было комфортно. Надо поговорить – пожалуйста. Надо посоветоваться – не вопрос. Весь коллектив был рад, что вторым человеком, кому присвоили это высокое звание, был наш Павел Лукьянович. Приятно, что страна отметила именно его. Только он смог удержать завод в сложнейшее время и сделать из него мирового гиганта. Много технологий было освоено только благодаря его профессионализму и вере в то, что все получится.
– Вы уже не в первый раз произносите слово «наш»…
– Конечно, так оно и есть. По-другому и не скажешь: человек почти 50 лет отдал заводу. Говоришь: «БЕЛА­З» – сразу же вспоминаешь Мариева. Говоришь: «Мариев» – вспоминаешь БЕЛАЗ.
– В одном из телевизионных интервью у Павла Лукьяновича спросили, кого он считает врагом № 1? Он ответил лаконично, но неожиданно: «Лень». Как думаете, это было кокетство в хорошем смысле слова или же правда? Лень и Мариев могли существовать вместе?
– Вряд ли, хотя, может, я чего-то не знаю. Но никогда бы не поверил, что Павлу Лукьяновичу свойственно лениться.
– Откуда он черпал столько сил, чтобы отработать на заводе почти полвека и оставаться верным своему делу?
– Секрет простой: БЕЛАЗ – это большая семья. Людей, которые работают на предприятии десятилетиями, очень много. Для Павла Лукьяновича его коллектив тоже был семьей. И продолжает ею оставаться. Наверное, это невозможно объяснить, невозможно подобрать правильные слова. Для него это было больше, чем просто работа. Дело жизни, скорее.
– Сегодня вы общаетесь?
– Только по поводу. Праздники, день рождения. Вот в сентябре организовали встречу с нашими ветеранами. Он тоже присутствовал. Долго мы ходили по заводу, общались. Павел Лукьянович выглядел довольным.
– Как думаете, он сожалеет, что уже не там? Не с БЕЛАЗом.
– Пусть он уже давно не занимает какие-то должности на заводе, но сердцем, я повторюсь, он с предприятием. Павел Лукьянович всегда прекрасно понимал: нужно давать возможность молодежи себя проявить. На той последней встрече он сказал, что нам необходимо переходить на производство машин на электри­ческой тяге. Это его наказ, что ли, нынеш­ним белазовцам. Стоит прислушаться, уверен, что Павел Лукьянович прав.
Александр Лукашенко поздравляет с наградой
Героя Беларуси Павла Мариева (июль, 2001)
• Указом Президента № 360 от 29 июня 2001 года за самоотверженную работу и исключительные заслуги в развитии отечественного автомобилестроения Павлу Мариеву присвоено звание «Герой Беларуси»;

• орден «Знак Почета»;

• орден Дружбы народов;

• орден Отечества III степени;

• в 2002 году Павел Мариев стал почетным гражданином Жодино, в 2008-м – почетным гражданином Минской области.

НАГРАДЫ И ЗВАНИЯ
Во время посещения Белорусского автомобильного
завода президентом Судана (июль, 2004)
– Умный человек критику воспринимает спокойно, способен грамотно переосмыслить ситуацию, взвесить все за и против и принять верное решение. Павел Лукьянович прислушивался к окружающим, никогда не рубил сгоряча.
– А как он относился к критике?
– Будь у вас возможность «одолжить» у Мариева несколько качеств, что бы это было?
– Перспективное мышление. Этого у него не отнять. Может, вы знаете, на БЕЛАЗе впервые в Советском Союзе организовали цех станков программного управления. Мариев стоял у истоков его создания. Павел Лукьянович смог доказать всем, что это необходимо, что без подобного цеха мы не сможем выпускать большегрузные машины. Почему? Требовалась очень быстрая переналадка, смена одной детали на другую… Мы до сих пор пользуемся этим оборудованием, этими знаниями. Структура наладчиков, созданная в 1960-е (а прошло уже более полувека!), работает по сей день.
– Анатолий Иванович, Мариев – это про любовь к профессии, фанатизм к работе или про трудоголизм?
– Трудоголик он. Преданный своему делу профессионал. Наверное, не было и минуты, чтобы он не думал о БЕЛАЗе.
ЦИТАТА

Павел Мариев о присвоении звания Герой Беларуси:
– При вручении высокой награды в ответном слове я говорил и повторю снова: это заслуга и оценка труда всего многочисленного коллектива. Я расценивал ее как аванс, который еще должен был отработать. Свои усилия хотелось направить на дальнейшее развитие предприятия, международное признание его продукции
и развитие социальных благ для коллектива. Всем этим и занимался до выхода на заслуженный отдых.

(Источник: «Народная газета», 2020)
ЦИТАТА

Павел Мариев:
– Слово «автомобиль» в мою жизнь с детства врезалось. Даже когда после семилетки пошел в техникум, то специальность выбрал – «автомобилестроение». И первым моим заводом был Уральский автомобильный. Там прошел очень серьезную школу, я попал как раз на подготовку производства обновленной модели «Урал-355М», которая выпускалась до 1980-х. А на БЕЛАЗе с
1959 года. Практически на моих глазах и с моим участием поставлены на производство все модели, начиная с 27-тонника и по 320-тонную машину…

(Источник: «Союз. Беларусь – Россия», 2007)
– Что обычно желаете Павлу Лукья­новичу на день рождения?
– Здоровья и еще раз здоровья. Крепкого. Очень хочется, чтобы он подольше побыл с нами.
© Издательский дом "Беларусь сегодня", 2021