24 ноября 2021 года Президент подписал Указ о присвоении звания «Герой Беларуси» летчикам, погибшим под Барановичами в мае этого года, – Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко. С заместителем командира учебно-боевой авиационной эскадрильи по идеологической работе гвардии майором Брониславом Жарским мы поговорили о настоящих мужчинах, которые едва ли успели осознать, что своим поступком доказали, что значит на самом деле быть верным военной присяге, народу и профессии. А еще я убедился в том, что в авиации не бывает случайных людей. И да, офицеры тоже плачут.
Бронислав Жарский
– Бронислав, говорить в прошедшем времени о парнях, которые, как и мы с вами, строили планы, мечтали, хотели жить, – непросто. О чем вы подумали, когда я позвонил и попросил рассказать об Андрее и Никите?
– Всегда с радостью вспоминаю о ребятах, о том, какими они были. Скорее, нет, не так. Какими они остались в наших сердцах, нашей памяти. Поэтому и мысли не возникло отказать в беседе. Хочется поделиться тем, что знаю о Героях, с которыми повезло вместе служить. Конечно, я скорблю, переживаю. Знаете, время проходит, а эмоции… Эмоции никуда не уходят. Несмотря на все позитивные воспоминания, связанные с Андреем и Никитой, перед глазами постоянно возникает жуткая картина того майского дня. Я с напарниками стоял на боевом дежурстве, а парни полетели звеном на тренировочный полет. Это была крайняя репетиция перед демонстрационным полетом, который готовили ко Дню города и юбилею 61-й истребительной авиационной базы. Когда самолеты стали возвращаться из Барановичей, командиру доложили: что-то пошло не так. Не смогу описать, что я испытывал, когда узнал об этом и находился в неведении. Пока к месту крушения не долетел спасательный экипаж, мы, естественно, надеялись на лучшее. А потом один звонок, второй звонок, меняющиеся взгляды и лица командиров…
– Парни понимали, что это всё?..
– Конечно. И тому подтверждение – радиообмен, который предоставили общественности. Видимо, у них была договоренность между собой: обеспечить безопасность людей, находящихся на земле. Они были слаженным тандемом, доверяли друг другу. Поверьте, летчик независимо от его опыта никогда не садится в самолет с мыслью, что может произойти нечто плохое.
– Вам 29 лет, с женой воспитываете двоих детей… После случившегося вы спрашивали себя: а как бы я поступил и смог бы так же?
– Николай, я уверен, что у нас об этом думали все. Но дать однозначный ответ самому себе, когда понимаешь, что дома ждут близкие, вряд ли кто-то сможет. Да и не стоит, возможно, об этом думать. Не дай Бог оказаться в подобной ситуации.
– А ваша жена не задавала вам этот же вопрос?
– В тот день я домой вернулся ночь­ю. После долгого молчания (она видела мое состояние, сопереживала, пыталась успокоить) супруга спро­сила: «Может, хватит? Может, уйдеш­ь?» А я не знал, что сказать, ее тоже можн­о понять. Но это моя работа, дело, кото­рое люблю.
– После трагедии нашлись и те, кто в сети бросал в адрес летчиков оскорбления. Что бы сегодня, спустя полгода, вы сказали этим людям?
– Бог всем судья. Не хочу опускаться до их уровня и переходить на оскорбления. Во-первых, Андрей и Никита ничего плохого им не сделали. А во-вторых, если ты не понимаешь в самолетах, полетах и авиации в целом, лучше промолчи. Вряд ли кому-то стало легче после тех неприглядных комментариев.
– Как вы и ваши товарищи отреагировали на новость о присвоении офицерам звания «Герой Беларуси»?
– А мы не сомневались, что так будет. И очень благодарны Главно­командующему за это решение. Хотя вы, думаю, помните, Президент, как только узнал о случившемся, называл парней Героями. Единственное… Больно от того, что в указе есть приписка «посмертно». На китель Звезду им уже не повесить. А ведь они были Героями при жизни и по жизни.
– Как вы познакомились с Андреем?
– Это был, наверное, 2013 год. Я учился в Военной академии. Мы приехали в Лиду для прохождения практики, летали на Л-39. А Андрей – на Су-25, был командиром звена. Впервые увидел его у входа в наш так называемый летный домик, где летчики отдыхают, готовятся к полету, проходят медицинский осмотр. Тогда мы толком и не познакомились. Только спустя пару месяцев, когда стали пересекаться то в столовой, то в автобусе, начали общаться. Часто встречались в здании, где находятся тренажеры Су-25 и Л-39. Андрюха всегда улыбался и повторял, чтобы я не стеснялся обращаться за советом или помощью. В 2015-м я окончил академию и по распределению убыл для прохождения службы в Барановичи. Через год меня и еще трех однокашников перевели в Лиду. Тогда как раз поступили на вооружение самолеты Як-130. Когда нужно было определиться, кто в чьи звенья попадет, я оказался с Андреем.
– Строгий наставник?
– Требовательный. Его слова: «Меньше, чем я, знать нельзя, больше – можно». Да, он спрашивал с нас, но оно и понятно. Делился с начинающими летчиками не только тем, что написано в книгах, а всегда все объяснял с помощью примеров из своей практики. Когда садишься в самолет и знаешь, что сзади инструктор Андрей Ничипорчик, то нет никакого мандража и страха… Он обязательно настроит на позитив и скажет: не переживай, все получится.
– А с Никитой долго были знакомы?
– Никита оказался среди курсантов, которых первыми направили на практику на Як-130, и, как и я когда-то, попал в звено к Андрею. Помню, тот пошутил: «Я не люблю рыжих, но дайте мне вот этого рыжего». В итоге Никита показал лучшие результаты на теоретическом и практическом экзаменах. Когда встал вопрос, кого оставить в эскадрилье после выпуска, единогласно решили, что это будет Никита. А он и не был против. Угадайте, к кому в звено попал.
– К Андрею, конечно.
– Да. Они настолько сдружились! Никита всегда на позитиве, с улыбкой, яркий и солнечный. Неважно, какая погода на улице, летаем мы или не летаем, получается что-то или не совсем…
– Рыжие, наверное, все такие жизнерадостные. А какими парни были за пределами авиационной базы?
– Мы с Андреем рядышком жили. Не соседи, но на одной улице. Идем на полеты, встречаемся на перекрестке и разговариваем по дороге. Не о работе – о жизни, семье, детях. Со службы возвращаемся – то же самое. Когда у меня родился сын, а потом дочка, спрашивал у него, как воспитать детей так, чтобы выросли хорошими людьми. Он был уверен: главное – родительский пример. Вот Андрей всегда занимался спортом. Бежит, допустим, утром, а сзади на велосипеде едет старший сын. Представьте, шестилетний парнишка подтягивается, отжимается, делает подъем с переворотом, занимается карате, танцами.

Никита был безотказным. Как-то ночью сломалась моя машина. Кому, думаю, позвонить, чтобы помог затянуть? Конечно, Никите. Я часто посещаю школы, общаюсь с ребятами, рассказываю о службе, об академии. И Никиту брал с собой. Он только выпустился, еще все живо в памяти… Никогда не отказал. Я мог сесть за последнюю парту и слушать – как будто снова становился школьником. Настолько эмоционально он всегда рассказывал о самолетах, об авиации.

Андрей и Никита располагали к себе своей открытостью и душевностью. Если бы вы с ними пообщались, уверяю, осталось бы приятное впечатление и хотелось бы снова встретиться.
– Бронислав, так какими Никита и Андрей останутся в вашем сердце?
– Родными.
ЧТО ПРОИЗОШЛО

Военный самолет Як-130 Лидской штурмовой авиационной базы потерпел крушение 19 мая 2021 года в Барановичах. Экипаж в составе командира звена учебно-боевой эскадрильи майора Андрея Ничипорчика и пилота звена учебно-боевой эскадрильи лейтенанта Никиты Куконенко выполнял плановый учебно-тренировочный полет, в ходе которого заметил техническую неисправность. Перед гибелью летчикам удалось направить судно на единственный свободный пятачок в плотной застройке – пустырь между многоквартирными и частными домами. От момента возникновения аварийной ситуации до падения самолета прошло чуть более минуты. Соболезнования семьям погибших летчиков выразил Александр Лукашенко.
ЦИТАТЫ

Игорь Голуб, командующий ВВС и войсками ПВО ВС:

– Экипаж после возникновения аварийной ситуации доложил руководителю полетов об отказе системы управления. В данной ситуации согласно требованию руководящих документов экипаж обязан покинуть самолет – катапультироваться. Руководитель полетов за эти 60 секунд не менее десяти раз подал в эфир команду «Катапультируйся! Катапультируйся! Прыгай!». В это время самолет перешел в неуправляемое хаотичное движение и его траектория начала уклоняться влево, то есть в сторону города. Экипаж не покинул самолет, продолжал бороться – и смог перейти на резервную систему управления. В данном случае это позволило стабилизировать только направление полета, и экипажу удавалось изменять направление полета, но не высоту, которая продолжала интенсивно падать. На высоте около 50 метров экипаж выровнял направление полета неимоверными усилиями и направил самолет именно в ту единственную точку, которая была вне жилых построек.

Виктор Хренин, Министр обороны:

– Случившееся необратимо, но память о летчиках и их подвиге навсегда останется в наших сердцах. Ребята ценой своей жизни не покинули практически неуправляемый самолет и отвели его от жилых домов. Тем самым удалось избежать непоправимого. Этот поступок говорит о том, что в наших Вооруженных Силах служат сильные духом и мужественные люди.
Эскиз памятного знака
НАГРАДА

Указом Президента № 457 от 24 ноября 2021 года за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, летчикам Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко посмертно присвоено звание «Герой Беларуси».

Высшие государственные награды семьям погибших героев Александр Лукашенко вручил 17 декабря 2021 года.
Татьяна Куконенко
Анастасия Ничипорчик
© Издательский дом "Беларусь сегодня", 2021